ПРЕСС-ЦЕНТР

Рынок беспилотных систем растёт и меняется

МКА: мир ВКТ, 1/2009

Линдсей Восс (Lindsay Voss), Frost & Sullivan

В отличие от других оборонных рынков со сравнительно невысокой динамикой, рынок беспилотных систем как целое и его воздушный, наземный, подводный и наводный сегменты меняются достаточно быстрыми темпами и демонстрируют значительный рост.

Индустрия беспилотных систем вступила в новую эру – эру больших перемен. В 2007 году на вооружение было принято рекордное число беспилотных летательных аппаратов, автоматически управляемых наземных машин, роботизированных подводных аппаратов и беспилотных катеров. За последние пять лет интерес оборонных заказчиков к беспилотным системам значительно вырос, что привлекло на этот рынок сотни поставщиков, предлагающих не только готовые платформы, но и разнообразные программные продукты, датчики, коммуникационные решения и проч. Тем не менее, сегодня многие беспокоятся о будущем рынка беспилотных систем в США. Причины этого беспокойства кроются в ужесточении конкуренции между подрядчиками и поставщиками, а также в постепенном изменении характера войны в Ираке и перспективах сокращения финансирования некоторых оборонных программ.

Беспилотные летательные аппараты

Сектор беспилотных летательных аппаратов (БПЛА), объёмы продаж в котором по результатам 2007 года достигли 2,2 млрд долл. (рис. 1), считается самым крупным и наиболее зрелым сегментом рынка беспилотных систем. В оборонной отрасли найдётся очень немного технологических направлений, по которым в последние годы был достигнут столь же значительный прогресс. Беспилотные летательные аппараты проделали действительно большой путь: от простейших дронов, использовавшихся преимущественно для наблюдения, до передовых летающих оружейных комплексов, способных обнаруживать, сопровождать и поражать цели при участии оператора, находящегося за тысячи километров от места событий. В настоящее время к основным задачам БПЛА относятся разведка, наблюдение и сбор информации (Intelligence, Surveillance, and Reconnaissance – ISR), а также нанесение высокоточных ударов. В будущем министерство обороны США хочет значительно расширить данный список и уже активно взаимодействует по этому поводу с поставщиками.

Наиболее зрелым сегментом рынка беспилотных систем считается сектор беспилотных летательных аппаратов (БПЛА). Основные задачи БПЛА сегодня – это разведка, наблюдение, сбор информации и нанесение высокоточных ударов
Рис. 1. Наиболее зрелым сегментом рынка беспилотных систем считается сектор беспилотных летательных аппаратов (БПЛА). Основные задачи БПЛА сегодня – это разведка, наблюдение, сбор информации и нанесение высокоточных ударов

Успешное применение определённых типов БПЛА в Ираке и Афганистане привело к тому, что беспилотные летательные аппараты, способные длительное время находиться на больших и средних высотах, стали вместилищами самых передовых технологий. Совокупные объёмы продаж таких систем по всему миру составили в 2007 году более 1,8 млрд долл., причём 80 процентов от этой суммы были потрачены ВВС Соединённых Штатов на беспилотные платформы, способные к долговременным полётам на больших (High Altitude Long Endurance – HALE) и средних (Middle Altitude Long Endurance – MALE) высотах. Однако беспилотники классов HALE и MALE нужны не только военно-воздушным силам. Ощутимый вклад в рост сегмента БПЛА дала программа BAMS (Broad Area Maritime Surveillance – морская разведка больших акваторий), реализуемая под эгидой ВМФ США, а также самолёт увеличенного радиуса действия ERMP (Extended Range, Multi Purpose), разрабатываемый для армии США. Как можно видеть, БПЛА, способные совершать длительные полёты, востребованы в разных родах войск.

Небольшие летающие беспилотники и тактические БПЛА

Рост спроса наблюдается не только на платформы типа MALE и HALE, но и на небольшие летающие беспилотники и тактические БПЛА. В 2007 году полные затраты министерства обороны США по двум последним направлениям составили около 367,7 млн долл., что не очень много по сравнению с суммами, вложенными в закупки более крупных аппаратов. К небольшим беспилотным самолётам «обычного» (не вертикального) взлёта и посадки относятся, в частности, системы RQ-11 Raven B, производимые компанией AeroVironment, Inc., и аппараты RQ-7 Shadow 200 компании AAI Corporation. На горизонте маячит ещё один крупный контракт по небольшим/тактическим БПЛА, за который отвечает компания NAVAIR (Navy’s Air Systems Command), представляющая командование военно-морской авиации Соединённых Штатов. В рамках соответствующей программы, называющейся Tier II STUAS, планируется создание небольших и тактических летающих беспилотников как для военно-морского флота, так и для корпуса морской пехоты США. В настоящее время эксперты ВМФ США разрабатывают требования к аппаратам Tier II STUAS. К сожалению, урезание финансирования одноимённой программы замедляет этот процесс.

Ещё один класс беспилотных летательных аппаратов, пользующийся большой любовью оборонного ведомства Соединённых Штатов – это платформы вертикального взлёта и посадки (Vertical Take Off and Landing – VTOL). По сравнению с другими воздушными беспилотниками такие летательные аппараты обладают рядом преимуществ, которые особенно ярко проявляются в двух случаях: при ведении боевых действий в населённых пунктах и при базировании ЛА на кораблях. В качестве примеров можно назвать платформу MAV (Micro Air Vehicle) компании Honeywell, принятую на вооружение в ограниченных количествах и использующуюся союзниками для поиска самодельных взрывных устройств в иракских городах, а также беспилотный летательный аппарат корабельного базирования MQ-8B Fire Scout (см. врезку «Беспилотный летательный аппарат MQ-8B Fire Scout»), созданный компанией Northrop Grumman. К классу БПЛА вертикального взлёта и посадки относятся также разрекламированная система Fire Scout, разрабатывающаяся для ВМФ и армии США, и ряд менее известных платформ, в том числе A-160 Hummingbird корпорации Boeing и аппараты серии GoldenEye компании Aurora Flight Sciences, оснащающихся туннельными роторами.

Четыре крупнейших игрока

Щедрость оборонного ведомства США в отношении тех, кто помогает ему принимать на вооружение летающие беспилотники, исчисляется миллиардами долларов. Тем не менее, компании, желающие проникнуть в этот многообещающий сектор как генеральные подрядчики или поставщики, встречают на своём пути значительные трудности. На текущий момент в сегменте БПЛА доминируют четыре крупных компании: Northrop Grumman Corporation, General Atomics Aeronautical Systems, Inc., AAI Corporation и AeroVironment, Inc. Положение осложняется тем, что члены данной четвёрки активно конкурируют между собой. В секторе беспилотных летательных аппаратов существуют и игроки рангом пониже, которые поставляют не готовые системы, а отдельные узлы. На наш взгляд, сегодня это самый оптимальный и реальный способ проникновения в сектор БПЛА. К наиболее перспективным направлениям относятся видеокамеры и инфракрасные подсистемы. В этой нише работают такие компании, как FLIR Systems, DRS Technologies и L-3 Communications, демонстрирующие неплохие показатели роста. Из-за жёсткой конкуренции на рынке оборонных заказов многие компании, имеющие разработки в области БПЛА, пытаются искать счастья в гражданской и коммерческой сферах. Однако успех подобных попыток представляется сомнительным, поскольку в силу законодательных и административных ограничений соответствующие рынки ещё не сформированы.

Автоматически управляемые наземные машины

Сектор автоматически управляемых наземных машин (Unmanned Ground Vehicle – UGV) (рис. 2) испытал взрывообразный рост в связи с тем, что дислоцированным в Ираке и Афганистане войскам в срочном порядке потребовались автономные системы, способные обнаруживать и обезвреживать самодельные взрывные устройства. Рост спроса на подобные системы привёл к тому, что по результатам 2008 года на роботов-саперов (Explosive Ordnance Disposal – EOD) было потрачено более 200 млн долл. Большая часть этих 200 млн осела в карманах двух основных производителей данной продукции: компании iRobot Corporation, создавшей робота PackBot, и компании Foster-Miller, Inc. (дочерняя фирма корпорации QinetiQ North America), разработавшей систему Talon. В краткосрочной перспективе сектор автоматически управляемых наземных машин будет обязан своим ростом, главным образом, именно таким роботам, однако на подходе и другие, более крупные наземные беспилотники, способные решать более широкий круг задач. Недалёк тот день, когда наземные роботы будут патрулировать охраняемые территории, выполнять логистические функции, использоваться как ретрансляторы, а в конечном счёте и воевать вместо людей.

Стремительный рост продаж автоматически управляемых наземных машин обусловлен тем, что дислоцированным в Ираке и Афганистане нужны роботы для обнаружения и обезвреживания самодельных взрывных устройств. В 2008 году на закупки роботов-сапёров было потрачено более 200 млн долл.
Рис. 2. Стремительный рост продаж автоматически управляемых наземных машин обусловлен тем, что дислоцированным в Ираке и Афганистане нужны роботы для обнаружения и обезвреживания самодельных взрывных устройств. В 2008 году на закупки роботов-сапёров было потрачено более 200 млн долл.

Такие наземные беспилотники, как PackBot и Talon, уже стали незаменимыми участниками боевых действий, что подтверждают последние контракты на эти системы, заключающиеся по модели IDIQ (Indefinite Delivery, Indefinite Quantity – без указания сроков и объёмов поставок). Следует учесть, что стоимость лишь одного робота класса EOD может приближаться к полумиллиону долларов. Опыт успешного применения PackBot и Talon в Ираке и их горячая поддержка со стороны военнослужащих привели не только к увеличению объёмов закупок этих систем, но и к их усложнению. Современные роботы для обезвреживания взрывных устройств оснащаются малогабаритными инфракрасными оптико-электронными камерами (Electro-Optic InfraRed – EOIR), программным обеспечением стандарта JAUS (Joint Architecture for Unmanned Systems), датчиками для обнаружения радиации, химических, биологических, радиоактивных и взрывчатых веществ (Chemical, Biological, Radiological, Nuclear and Explosives – CBRNE), а в некоторых случаях и отдельными видами вооружений. Уменьшенная версия системы PackBot компании iRobot, получившая название SUGV (Small Unmanned Ground Vehicle), стала частью крупнейшей программы FCS (Future Combat Systems), реализуемой в армии Соединённых Штатов.

Не желая ограничиваться роботами-сапёрами, оборонное ведомство США много внимания уделяет более крупным наземным беспилотникам, которые предполагается задействовать для разведки, наблюдения, в задачах логистики и непосредственно в боевых действиях. Системой такого типа является, например, беспилотник MULE (Multifunctional and Utility Logistics and Equipment), разрабатываемый в контексте программы FCS. Робот MULE будет существовать в двух версиях: «боевой» (вооружённой) и «снабженческой» (для выполнения логистических функций). Патрулирование территорий для автоматических управляемых наземных машин также вполне посильная задача. Платформа MDARS (Mobile Detection, Assessment and Response System) компании General Dynamics Robotics Systems (см. врезку «Платформа MDARS») разработана специально для охраны периметров, окружающих критические объекты и ценное военное имущество.

Наземные роботы-несапёры

На момент написания статьи MDARS был единственным наземным роботом, не относящимся к классу EOD, но сумевшим, тем не менее, получить от министерства обороны США значительные финансовые вливания. Можно констатировать, что на закупку более крупных роботов-несапёров оборонное ведомство Соединённых Штатов предполагает тратить значительно меньше денег, чем на EOD-системы. В то время как объёмы продаж роботов PackBot, Talon и им подобных исчисляются сотнями миллионов долларов, на более крупные наземные автономные платформы в 2007 году не было израсходовано и 30 миллионов.

Угрозы, создаваемые самодельными взрывными устройствами, и усилия по нейтрализации этих угроз привели к тому, что продажи наземных роботов-сапёров растут рекордными темпами – значительно быстрее, чем продажи любых других (не только наземных) беспилотных систем. Роботы класса EOD успешно используются различными правоохранительными структурами и спецслужбами, однако основным потребителем данной продукции продолжает оставаться министерство обороны. По мере снижения уровня насилия в Ираке можно ожидать уменьшения объёмов продаж роботов для обезвреживания самодельных взрывных устройств в частности и автоматически управляемых наземных машин в целом.

Урезание бюджетов на оборонные программы может иметь достаточно серьёзные последствия для сектора автоматически управляемых наземных машин, игроки которого, избалованные высоким спросом на системы класса EOD, привыкли к огромным заказам и многомиллионным контрактам. Чем меньше в мире будет оставаться самодельных взрывных устройств, тем активнее производители роботов-сапёров будут искать для своей продукции другие, более актуальные области применения. Новые версии EOD-платформ будут становиться компактнее, дешевле и терпимее к оборудованию других поставщиков, а также оснащаться передовыми функциями обработки изображений, что повысит эффективность их использования в задачах наблюдения.

Беспилотные корабли

К беспилотным кораблям относятся роботизированные подводные аппараты (Unmanned Underwater Vehicle – UUV) и беспилотные катера (Unmanned Surface Vehicles – USV). Системы обоих указанных типов находятся ещё на самых ранних этапах своего развития. Объёмы финансирования на рынке беспилотных кораблей значительно меньше, чем в сегментах БПЛА и наземных автоматически управляемых машин. На данный момент большую часть роботизированных подводных аппаратов для военно-морского флота США поставляют две фирмы: Bluefin Robotics и Hydroid, LLC (в 2008 году Hydroid была куплена компанией Kongsberg Maritime). Обе фирмы участвуют в большинстве программ ВМФ США, связанных с лёгкими и переносимыми системами типа UUV, в то время как крупные оборонные подрядчики вроде Boeing и Lockheed предпочитают заниматься роботизированными субмаринами больших размеров.

Объёмы затрат минобороны США на беспилотные корабли всех типов совершенно несопоставимы с финансовыми потоками в секторах БПЛА и автоматически управляемых наземных машин. Роботизированные подводные аппараты появились на свет чуть раньше беспилотных катеров, поскольку имеют коммерческое применение (шельфовые месторождения нефти и газа). В 2007 году совокупные объёмы продаж роботизированных подводных аппаратов составили 16,9 млн долл. (рис. 3), а беспилотных катеров было продано на 10,0 млн долл. Несмотря на то, что до сих пор оборонные заказчики уделяли беспилотным кораблям не очень много внимания, в ближайшие годы на этом рынке ожидается бурный рост, поскольку многие компании, исторически специализировавшиеся на воздушных и наземных беспилотниках, захотят включить в зону своего влияния подводный и надводный сегменты.

Рынок беспилотных кораблей прибывает в зачаточном состоянии и имеет значительно меньший объём, нежели секторы БПЛА и автоматически управляемых наземных машин. В 2007 году совокупные объёмы продаж роботизированных подводных аппаратов составили 16,9 млн долл., а беспилотных катеров было продано на 10,0 млн долл. Тем не менее, в дальнейшем на этом рынке ожидается бурный рост
Рис. 3. Рынок беспилотных кораблей прибывает в зачаточном состоянии и имеет значительно меньший объём, нежели секторы БПЛА и автоматически управляемых наземных машин. В 2007 году совокупные объёмы продаж роботизированных подводных аппаратов составили 16,9 млн долл., а беспилотных катеров было продано на 10,0 млн долл. Тем не менее, в дальнейшем на этом рынке ожидается бурный рост

В отличие от секторов БПЛА и автоматически управляемых наземных машин, рынок беспилотных кораблей пока ещё открыт для новых игроков. Компании, сделавшие себе имя на летательных аппаратах и наземных роботах, уже начинают покупать активы и технологии, чтобы застолбить себе место на этом зарождающемся рынке. Достаточно назвать такие имена, как iRobot Corporation и Foster-Miller, Inc.: в настоящее время обе эти компании демонстрируют явные намерения стать поставщиками подводных и надводных роботизированных аппаратов.

Программа LCS как сдерживающий фактор

Рост рынка беспилотных кораблей сдерживается отсрочками в реализации программы LCS (Littoral Combat Ship), которая предполагает принятие на вооружение различных автоматически управляемых систем, включая подводный аппарат для дистанционного поиска морских мин RMS (Remote Mine Hunting System) (см. врезку «Система дистанционного поиска морских мин RMS») и надводный катер. В краткосрочной перспективе проблемное состояние программы LCS продолжит оказывать негативное влияние на сегменты роботизированных подводных и надводных кораблей. Однако в дальнейшем ситуация здесь изменится. Таким структурам, как береговая охрана США, автоматически управляемые суда очень нужны, поскольку их можно с успехом использовать как для наблюдения за базами, так и для контроля судоходства.

Поскольку ВМФ Соединённых Штатов не спешит навстречу плавающим беспилотникам с распростёртыми объятиями, производители соответствующей продукции начинают искать на неё других покупателей из числа федеральных агентств. Беспилотные корабли могут быть интересны Национальной администрации по океану и атмосфере и Агентству по охране окружающей среды США, а также различным коммерческим организациям, имеющим отношение к нефтегазовой отрасли. Впрочем, рынок автоматически управляемых судов пока ещё находится в зачаточном состоянии.

Спрос на беспилотные системы будет расти

Несмотря на различные сдерживающие факторы, урезания бюджетов и прочие проблемы, спрос на беспилотные системы уже достаточно высок и будет расти, поскольку автономные платформы объективно нужны самым разным родам войск. Сектор БПЛА продолжит оставаться самым денежным сегментом этого рынка, однако пробиться туда со стороны будет непросто из-за жёсткой конкуренции. Сегменты роботизированных подводных аппаратов и беспилотных катеров пока сохраняют статус самых дешёвых, но впоследствии здесь откроются широкие возможности как для генеральных подрядчиков, так и для обычных поставщиков.

Компании оборонной ориентации рассматривают рынок беспилотных систем как чрезвычайно привлекательный и прибыльный. Рост конкуренции и изменение динамики в воздушном, наземном, подводном и надводном сегментах могут потребовать от этих компаний адекватной реакции, к чему им следует быть готовыми. В качестве мер по поддержанию такого рода готовности можно рекомендовать отслеживание появляющихся у конкурентов технологических новинок, поиск новых рынков сбыта помимо оборонного и расширение возможностей существующих беспилотных систем, чтобы их можно было использовать в разных программах и приложениях. Следуя этим правилам, компании, работающие в индустрии беспилотных систем, смогут своевременно реагировать на меняющиеся рыночные условия, успешно справляться с трудностями и не упускать открывающиеся возможности.