ПРЕСС-ЦЕНТР

Законы автоматизации

Computerworld Россия №2/13

Алексей Чернобровцев

Игроками российского рынка промышленной автоматизации является ряд отечественных компаний, созданных в начале 90-х, которые продолжают успешно работать и развиваться.

Российский рынок промышленной автоматизации восстанавливается после кризиса. Наиболее востребованными, как отмечают эксперты, являются решения и услуги для предприятий топливно-энергетического комплекса, а также технологии, обеспечивающие энергосбережение и повышение энергоэффективности. О состоянии данного рынка и специфике работы в этой области рассказала Ольга Синенко, генеральный директор компании «РТСофт».

Промышленная автоматизация, включая АСУ ТП и встраиваемые компьютерные технологии, являясь частью ИТ-рынка, всегда занимала в нем собственную нишу. Что в настоящее время для нее характерно в нашей стране?

Это весьма сегментированный рынок; его игроками, наряду с известными зарубежными компаниями, являются отечественные организации, созданные еще в начале 90-х, которые продолжают успешно работать и развиваться, открывая новые направления деятельности. В их число входят, к примеру, «РТСофт», «ПроСофт», «ИндаСофт». В формировании и становлении таких компаний много общего. Они, как правило, начинали с конкретной задачи, связанной с программным обеспечением, добавляя затем новые продукты и решения. Такой путь развития в значительной степени стимулировался требованиями российского рынка промышленной автоматизации. Мы в «РТСофт» первоначально ориентировались на операционные системы реального времени, потом подключили дистрибуцию аппаратных платформ, снабдив все это дополнительными сервисами вокруг базового ПО, ОС и контроллеров, затем перешли к реализации проектов «под ключ», добавив к этому разработку собственных продуктов. Рынок, на котором мы работаем, огромен, и все его участники находят здесь свои ниши.

В области информационных технологий сложилось довольно четкое распределение компаний по видам деятельности — вендор, дистрибьютор, интегратор. В промавтоматизации все не так просто. К какому профилю организаций можно отнести «РТСофт» сегодня?

Этот вопрос мне часто задают наши зарубежные партнеры. Но, в отличие от международного рынка, где преобладают специализированные организации, бизнес российских компаний в области промышленной автоматизации заметно диверсифицирован по видам деятельности. Подобная на первый взгляд эклектичность позволяет гораздо увереннее чувствовать себя в условиях отечественной экономики, опираясь на несколько основных направлений. В «РТСофт» таких направлений четыре.

Мы являемся дистрибьютором продуктов и решений в области встраиваемых компьютерных технологий, сопровождаем их поставки широким спектром дополнительных сервисов, реализуя бизнес-модель дистрибуции с добавленной стоимостью.

Очень близким к направлению ВКТ является создание системного ПО реального времени и его компонентов, предназначенных для встраиваемых приложений. Для этого организован центр разработок, насчитывающий несколько десятков программистов, которые выполняют зарубежные заказы, взаимодействуя с разработчиками аппаратных платформ, микропроцессорных архитектур и операционных систем.

Еще один вид деятельности — создание автоматизированных управляющих комплексов для промышленных предприятий, сформировавшийся на базе дистрибуции систем управления и сбора данных (Supervisory Control and Data Acquisition, SCADA). Сюда входит широкий спектр решений — от автоматизированных систем управления технологическими процессами до комплексных систем управления производством (Manufacturing Execution System, MES), типичным примером которых является управление производственными фондами, а также интеграция MES и ERP.

И наконец, реализация проектов в области электроэнергетики, в том числе создание АСУ ТП подстанций и генерирующих объектов, а также построение систем управления сетями электроснабжения.

Какой вклад в бизнес компании вносят эти направления?

Около половины доходов обеспечивают проекты в области автоматизации систем электроэнергетики. В течение нескольких последних лет в этом сегменте отмечался заметный рост, особенно впечатляющие результаты получены в 2011 году. Дистрибуция встраиваемых компьютерных технологий также характеризуется постоянным ростом. На ее долю приходится около 20% оборота. Столько же приносят проекты автоматизации деятельности промышленных предприятий. Спад, вызванный кризисом 2008 года, постепенно нивелируется, и в 2012 году этот сегмент приблизился к докризисному уровню. Заказная разработка ПО приносит приблизительно 10%. В целом в завершившемся году доходы компании выросли на 10%.

Можно ли привести какой-нибудь конкретный пример выполненного проекта автоматизации?

Я бы хотела отметить пилотный проект мониторинга технических рисков газопроводной системы и управления этими рисками, реализованный в 2012 году для «Газпрома». В его основе — построение модели газотранспортной системы, позволяющей оценить в наиболее критичных точках воздействие различных факторов, способных привести к возникновению нештатных ситуаций, включая коррозию материала, влияние окружающей среды и природных явлений, возможность несанкционированного доступа и ряд других не менее важных факторов с учетом весовых коэффициентов этих рисков. Результаты реализации этого проекта позволяют не только предотвратить аварии, а в ряде случаев и техногенные катастрофы, но и объективно определить объем инвестиций, необходимых для технической поддержки, модернизации и развития газотранспортной системы. В настоящее время опасность возникновения техногенных катастроф постоянно возрастает вследствие различных технологических, экономических и политических факторов. Поэтому реализация подобных проектов не менее актуальна и в других отраслях.

Выполнение проектов автоматизации требует глубоких знаний в соответствующей отрасли...

Мы работаем в тесном взаимодействии с отраслевыми проектными институтами и отделами автоматизации предприятий. В данном случае нашим основным партнером был «Газпром ВНИИГАЗ». При выполнении проектов промышленной автоматизации часто приходится учиться многому такому, что, как правило, не характерно для традиционной деятельности ИТ-компаний. Например, построение центров управления сетями транспортировки электроэнергии, охватывающих огромные регионы страны и требующих конвергенции различных технологий, значительно повышает роль в проектах системных архитекторов, способных создавать в содружестве с отраслевыми технологами многоуровневые комплексы диспетчерского управления. Для успеха такой совместной работы очень важна интеграция усилий специалистов, обладающих знаниями и опытом в различных технологических областях.

Насколько здесь высок уровень конкуренции?

Это высококонкурентный рынок, где, наряду с ведущими российскими системными интеграторами, хорошо известными в области ИТ, работают также отраслевые компании и международные игроки, например ABB и Siemens. Определенную озабоченность вызывают не очень совершенные правила организации тендеров, где важнейшую роль играет заявленная потенциальными исполнителями стоимость реализации проектов. В такой ситуации появляется возможность сбивать цену и получать права на осуществление проектов никому не известным компаниям. Подобные организации подводят в конечном итоге и заказчиков, и тех, кто работает с ними в связке.

Обратимся к бизнесу в области ВКТ. Не мешает ли привязка к одному вендору, Kontron, поскольку партнеров и заказчиков могут интересовать также решения других производителей? И почему дистрибуция ВКТ осуществляется без формирования развитого канала продаж?

Мы ориентируемся на модель дистрибуции c добавленными сервисами. Такая модель значительно отличается от простой перепродажи продуктов, когда имеет смысл наращивать номенклатуру предложений, заключая соглашения с различными вендорами, работающими в одной или смежных областях. Наша основная цель — предоставление партнерам и заказчикам не процессорных модулей и одноплатных компьютеров, а комплексных решений на их базе, которые включают всю необходимую аппаратную «обвязку», состоящую из продуктов различных производителей — интерфейсных модулей, средств графического взаимодействия с операторами, датчиков, специализированных крейтов и т. д. Эти комплексные поставки сопровождаются развитыми дополнительными сервисами, включая перенос и адаптацию системного ПО реального времени. В течение двух последних лет мы ведем также разработку собственных ВКТ-продуктов, выпуская оригинальные изделия, которые не представлены на рынке. Что же касается производства в более широком смысле, то здесь наши основные усилия сфокусированы на выпуске программно-аппаратных комплексов, предназначенных для автоматизации систем электроэнергетики.

В таком же ключе работают партнеры «РТСофт», использующие продукты ВКТ. Это, как правило, компании, создающие системы и решения, ориентированные на применение в определенных отраслях промышленности. Один из партнеров, например, разрабатывает на основе процессорных модулей компьютеры для железнодорожных приложений, которые затем внедряются системными интеграторами в рамках реализации конкретных проектов. Канал, который формируется исключительно за счет VAR-партнеров, кажется на первый взгляд менее развитым, чем «коробочная» партнерская сеть. Однако он полностью соответствует нашей модели дистрибуции, учитывающей потребности различных отраслей экономики.

На рынке ИТ наиболее заметными технологическими тенденциями являются виртуализация, облачные вычисления и Большие Данные. А что происходит в сфере промышленной автоматизации?

Рынок промавтоматизации развивается по тем же законам, что и мир ИТ в целом. Создание современных высокопроизводительных систем управления основано на внедрении интеллектуальных датчиков, коммуникационных систем, комплексов хранения данных, аналитических приложений, способных обрабатывать полученные данные и формировать на их базе рекомендации, обеспечивающие оперативное принятие управленческих решений. Для их реализации применяется весь спектр технологий и решений — от систем межмашинного взаимодействия до центров обработки данных. Такие комплексные системы создаются в рамках «сквозной» автоматизации предприятий на основе интеграции систем SCADA, MES и ERP. Думаю, что дальнейшим стимулом комплексной интеграции должна стать безопасность. Огромный опыт, накопленный в области защиты ИТ-систем, должен быть распространен в сферу промышленной автоматизации. Защита современных комплексов автоматизированного управления способна помочь избежать более разрушительных, чем в Чернобыле, техногенных катастроф. Сегодня люди, которые могут организовать атаки на автоматизированные промышленные системы особо опасных объектов, еще обладают уровнем культуры, ответственности и жизненных ценностей, позволяющими оценить возможные последствия таких действий, но что будет завтра?