ПРЕСС-ЦЕНТР

ВКТ: что это такое?

Электронные компоненты, 5/2008

Идея данного интервью родилась у нас под влиянием череды совпадений, так или иначе связанных со словом «встраиваемый». В качестве темы для этого номера «Электронных компонентов» мы решили выбрать «встраиваемые системы», а 18 апреля, незадолго до выхода журнала, компания «РТСофт», ведущий поставщик и системный интегратор на российском рынке ВКТ (встраиваемые компьютерные технологии), провела Пятый всероссийский форум ВКТ. Открывая форум, Алексей Рыбаков, технический директор «РТСофт», честно признался, что не знает, что такое «встраиваемые системы». Заинтригованные таким заявлением, мы напросились на беседу, которая и состоялась в гостеприимных стенах ЗАО «РТСофт» 10 дней спустя.

– Алексей Николаевич, расскажите, пожалуйста, коротко о компании «РТСофт»: численность, структура, основные российские и зарубежные партнеры?

– ЗАО «РТСофт» основано в 1992 г. За полтора десятка лет пройден путь от небольшой фирмы, занимавшейся поставками программного обеспечения для систем реального времени (отсюда и название – Real Time Soft), до солидной компании, представляющей широкий спектр аппаратных и программных продуктов как зарубежного производства, так и собственной разработки. Сегодня в центральном офисе компании «РТСофт» и ее региональных филиалах – в Екатеринбурге, Уфе, Новочеркасске, Хабаровске, Кемерово – работают более 500 человек.

Особое место среди наших многочисленных зарубежных партнеров занимает международный холдинг Kontron AG, с которым «РТСофт» успешно сотрудничает уже много лет. Давние партнерские отношения связывают нашу компанию и с иными ведущими производителями встраиваемых аппаратных средств: GE Fanuc IP, TEWS Technologies, ELMA Electronic и др. В области встраиваемых операционных систем реального времени и средств разработки мы сотрудничаем с компаниями LynuxWorks, Ardence и Lauterbach.

Сегодня у компании «РТСофт» два основных бизнес-направления: встраиваемые компьютерные технологии (ВКТ) и автоматизированные информационно-управляющие системы (АИУС). По направлению ВКТ мы занимаемся поставкой, интеграцией и поддержкой современных аппаратных и программных продуктов для встраиваемых приложений, в том числе для систем жесткого реального времени, на основе открытых стандартов. В рамках второго направления мы занимается разработкой и внедрением автоматизированных систем управления производственными и технологическими процессами.

В компании также сложился чрезвычайно мощный коллектив разработчиков системного ПО. Фактически, это еще один наш отдельный бизнес – оффшорное/заказное программирование. Исторически этот бизнес ориентирован на США и западную Европу, поскольку там знают законы этого бизнеса и умеют им управлять. Особо успешно складывается работа наших специалистов с Linux. Сегодня этот бизнес мы постепенно разворачиваем и для клиентов на территории Российской Федерации.

– Возможно ли дать точное определение терминам «встраиваемые системы», «встраиваемые компьютерные технологии»?

– Нет, нельзя, ну или просто ваш покорный слуга не знает, как это сделать. За последние 10–15 лет было много попыток дать данным терминам исчерпывающие определения, но до сих пор ни одна из них не увенчалась успехом. На мой взгляд, точное определение здесь невозможно в принципе. Сегодня очень часто одни и те же фундаментальные, разрешающие технологии применяются и в офисном, и в потребительском, и во встраиваемом сегментах рынка. Например, новейший набор Intel Centrino Atom в ближайшем будущем появится как в ультрапортативных ПК и КПК, так и в классических встраиваемых компьютерных архитектурах класса низкостоимостных одноплатных компьютеров, “компьютеров-на-модулях” (COM) и других. Говоря о программном обеспечении, можно вспомнить операционную систему реального времени LynxOS компании LynuxWorks, одного из признанных лидеров мирового рынка ВКТ. С одной стороны, данная ОСРВ используется в оборонных, телекоммуникационных и промышленных приложениях, а с другой стороны, эта же самая ОСРВ применяется в медицинских приборах, в копировальных аппаратах, в принтерах и других решениях, имеющих к «традиционным» ранее ВКТ косвенное отношение. Границы между так называемыми встраиваемыми и невстраиваемыми системами весьма и весьма условны.

– И все же существует понятие «рынок ВКТ», определяются его объемы, например в финансовом исчислении. Какие приложения относят к этому рынку и какова специфика российского рынка?

– Встраиваемые компьютерные технологии присутствуют в телекоммуникационной и оборонной отраслях, в транспортном и медицинском секторах, в сфере промышленной автоматизации, а сегодня еще и в потребительской электронике, в различных информационно-развлекательных системах. Наиболее развиты рынки ВКТ в Северной Америке, Европе, Японии и Юго-Восточной Азии. Российский рынок встраиваемых компьютерных технологий на этом фоне выглядит пока относительно скромно. Достаточно сказать, что, по оценкам одного из ведущих мировых аналитических агентств VDC, в 2007 г. совокупный объем продаж промышленных компьютеров для 19-дюймовых стоек (исключая такие линии, как VME, cPCI и схожие) по России и Украине составил всего около 10 млн долл. Это примерно столько же, сколько в Турции.

Специфика отечественного рынка ВКТ состоит именно в объемах продаж; по другим параметрам мы практически не отличаемся от остальных развитых стран. В России присутствуют те же производители аппаратных средств и те же разработчики программного обеспечения, что и во всем остальном мире. Российские заказчики активно сотрудничают с Microsoft, с поставщиками различных дистрибутивов Linux, а также с такими известными компаниями, как LynuxWorks, QNX SS и Wind River. На российском рынке ВКТ есть дистрибьюторы, системные интеграторы, ОЕМ, VAR, предлагаются консалтинговые услуги, в том числе и нашей компанией. На мой взгляд, существует также некоторая специфика в отечественном оборонном секторе по линии ВКТ. Западные компании, работающие на западные военные ведомства, могут выбирать технологии и архитектуры, исходя лишь из специфики решаемой задачи и необходимости обеспечить своему продукту максимальный объём преимуществ за минимальный срок. У нас же подчас действуют иные, нерыночные, директивные принципы, мешающие развитию оборонного сегмента рынка ВКТ со всеми вытекающими отсюда последствиями.

– Давайте перейдем к техническим аспектам. Вы руководили многими ВКТ-проектами. Что в мире ВКТ является наиболее затратным по времени и финансам: разработка аппаратного обеспечения или ПО?

– Если говорить о моем личном опыте, то львиная доля времени и денег всегда уходит на разработку прикладного ПО и управление проектом – организацию работы, разработку конструкторской документации, тестирование и сертификацию изделий и т. п. В ряде случаев оборудование также может внести заметный вклад в расходы (например, некоторые наши клиенты из авиационной отрасли предпочитают самостоятельно разрабатывать нужные им аппаратные платформы), однако наиболее затратными вещами в мире проектов на базе ВКТ все же остаются менеджмент и прикладное ПО. Впрочем, это вовсе не означает, что все мои коллеги из иных отечественных компаний полностью придерживаются этой точки зрения.

– На основании каких соображений руководитель ВКТ-проекта может сделать выбор между свободно распространяемым ПО и коммерческим? Можно ли утверждать, что коммерческое ПО отлажено и в нем нет ошибок?

– Для краткости ответа давайте говорить о системном ПО. Именно о нем говорят, когда рассуждают о коммерческом и бесплатном ПО. Пользуясь случаем, ответственно заявляю: любое современное системное ПО без ошибок – это миф, будь оно хоть трижды коммерческое или свободно распространяемое. Ошибки встречаются и в ОС, и в стеках протоколов, и в драйверах, и в приложениях и т. п. Отличие коммерческого ПО от свободно распространяемого состоит прежде всего в наличии услуги технической поддержки от поставщика и в оговоренных договорных сроках этой поддержки.

Какой тип ПО выбрать, зависит прежде всего от бизнес-модели конкретного предприятия-потребителя этого ПО. Если в компании есть системные программисты высокого класса (а стоят такие специалисты весьма и весьма недешево!), то использование свободно распространяемого ПО, скажем Linux, может иметь смысл. Если же в вашем распоряжении таких специалистов нет или их очень мало, то, скорее всего, следует отдать предпочтение коммерческому ПО. Коммерческий путь хорош еще и тем, что дает предсказуемый результат в заранее оговоренные сроки и за заранее известную сумму.

– Сегодня уже не в диковинку многоядерные процессоры, работающие на гигагерцовых тактовых частотах. Можно ли сказать, что повышение производительности процессоров снижает требования к ПО на рынке ВКТ, например к операционным системам реального времени?

– Не совсем так. Развитие программного обеспечения и развитие процессоров идут параллельными курсами: увеличение производительности процессоров открывает перед разработчиками ПО новые возможности, реализовав которые, они вновь сталкиваются с ограниченностью быстродействия процессоров, но уже на следующем витке спирали, что стимулирует дальнейший рост производительности процессоров. И так далее. Лично я считаю, что компьютерные технологии с точки зрения «мечты» пока еще находятся, мягко говоря, в зачаточном состоянии. Существующих программных и аппаратных сервисов и мощностей не хватает для решения целых классов актуальнейших задач.

Цель разработчика – создать конкурентоспособный продукт, а операционная система, быстрый процессор, аппаратная архитектура и т. п. – это лишь инструменты, которыми он пользуется. Разумеется, инструменты должны быть адекватны задаче. Если от изделия требуется свойство доказанной безопасности, то в нем нельзя применять ни Linux, ни Windows; при разработке такого продукта нужно использовать операционную систему, удовлетворяющую стандарту DO-178B, например класса LynxOS-178. Рост производительности процессоров не снижает требования к ПО, но позволяет решать новые задачи, к которым еще вчера было невозможно подступиться. И процессор, и операционную систему нужно выбирать под конкретную задачу, исходя из ее специфики.

– В последнее время «классические» процессоры нередко дополняются программируемыми матрицами FPGA. Насколько популярны матрицы FPGA на рынке ВКТ?

– Программируемую логику используют в тех случаях, когда не удается найти крупносерийные полупроводниковые компоненты с требуемыми характеристиками. Сегодня актуальными приложениями для FPGA являются цифровое радио, радиолокация, многоканальные высокопроизводительные измерители оборонного и телекоммуникационного назначения. Мы являемся партнерами такой компании, как General Electric Fanuc IP. Это очень крупный холдинг, в составе которого есть специализированные фирмы, занимающиеся, например, цифровым радио. Там без уникальных спецвычислителей на платформах FPGA делать просто нечего. Кроме того, в свое время у нас был опыт сотрудничества с компанией Xilinx, одним из ведущих поставщиков матриц FPGA: квалифицированные специалисты нашего центра программных разработок портировали на платформы Xilinx ряд встраиваемых операционных систем.

– Об отсутствии квалифицированных кадров сегодня не говорит только ленивый. Как эта проблема решается в «РТСофт»?

– Реальность такова, что практически любая крупная IT-компания испытывает кадровый голод. Мы сотрудничаем с некоторыми вузами. Недавно у нас защищали дипломы студенты МФТИ. Мы рассказывали им о нашей компании, просили преподавателей порекомендовать студентов, которых мы могли бы привлечь к нашей деятельности, заинтересовать дополнительными стипендиями. Кроме того, мы регулярно участвуем в форумах «Карьера», присутствуем на выставках – в общем, прикладываем все силы к тому, чтобы в нашу компанию приходили молодые специалисты. Мы и сами идем в вузы: наши сотрудники проводят там семинары, читают лекции. Из числа учебных заведений, с которыми у нашей компании налажены особо тесные контакты, можно назвать МВТУ им. Баумана, МАИ, Уральский политехнический институт. В нашей компании всегда рады молодым специалистам!

Беседовал Леонид Чанов, редактор журнала «Электронные компоненты».