ПРЕСС-ЦЕНТР

Встраиваемые компьютерные технологии для сильной России

МКА: мир ВКТ, 3/2008

Чтобы эффективно противостоять новым вызовам, с которыми наша страна столкнулась в начале XXI столетия, российским разработчикам специализированных систем необходимы открытые компьютерные технологии, опирающиеся на общепризнанные промышленные стандарты и спецификации.

Масштаб задач, стоящих сегодня перед российским обществом и экономикой, воистину огромен. Из сырьевой страны, живущей за счет продажи своих природных ресурсов, нам предстоит стать высокоразвитой индустриальной державой, предлагающей на внутреннем и внешнем рынке современные высокотехнологичные изделия собственного производства. Фундаментальную роль в этом процессе предстоит сыграть компьютерной отрасли в целом и, как следствие, сектору встраиваемых вычислительных систем. Поскольку те или иные компьютерные технологии лежат сегодня в основе любого мало-мальски высокотехнологичного изделия, то, в каком направлении будет двигаться российская индустрия встраиваемых компьютерных систем в ближайшие годы, определит характер развития нашей страны как целого на десятилетия. Здесь очень важно не ошибиться с выбором базовых принципов и подходов, для чего необходимо верно представлять себе текущую ситуацию на рынке встраиваемых компьютерных технологий (ВКТ). Выборочному анализу существующего положения дел в индустрии ВКТ и посвящена настоящая статья. В ее заключительной части мы в порядке полемики с «псевдопатриотами» позволили себе немного порассуждать о судьбах нашей страны и о том, как ей могут помочь разработчики компьютерных систем.

Встраиваемые компьютерные технологии в XXI веке

Конец первого десятилетия нового века ознаменовался масштабными событиями на международном рынке встраиваемых компьютерных технологий (ВКТ): в результате серии слияний и поглощений этот рынок оказался, фактически, поделен между четырьмя крупнейшими игроками: компаниями GE Fanuc Embedded Systems (www.gefanucembedded.com), Kontron AG (www.kontron.com), Emerson Electric Company (www.emerson.com) и Curtiss-Wright Control Embedded Computing (www.cwcembedded.com). Анализ самих интеграционных процессов, приводящих к укрупнению компаний на этом рынке, выходит за рамки настоящей статьи. Мы хотим обратить внимание читателей лишь на одно, но очень важное, на наш взгляд, обстоятельство: абсолютно все крупнейшие игроки рынка ВКТ заявляют о своей приверженности открытым стандартам, широко используют в своей практической деятельности открытые стандартизованные технологии и активнейшим образом развивают эти технологии под эгидой многочисленных профессиональных ассоциаций.

COTS, стандартизация и открытость

Нынешняя ситуация в индустрии ВКТ восходит к зародившейся в начале 90 годов прошлого века идеологии COTS1. Данная концепция оказала сильнейшее влияние на развитие рынка встраиваемых компьютерных технологий как за рубежом, так и в России. Сегодня, пожалуй, уже никому из отечественных разработчиков не нужно объяснять, что это за зверь такой – COTS, и с чем его едят, напомним лишь, что аббревиатура COTS расшифровывается как Commercial Off-The-Shelf – готовые коммерческие продукты и технологии «с полки», которые можно купить на рынке. Исторически концепция COTS появилась как инициатива министерства обороны США и оборонных ведомств ряда других западных стран, желающих сократить свои расходы за счет уменьшения доли дорогостоящих частнофирменных решений и/или технологий, но уже очень скоро этот термин стал пониматься значительно шире. В двух словах суть идеологии COTS можно выразить следующим образом: «покупать, а не разрабатывать самому». Применение готовых покупных продуктов и технологий позволяет сэкономить массу времени и сил, которые в противном случае пришлось бы потратить на «изобретение велосипеда», т.е. разработку базовых модулей, интерфейсов, плат и других низкоуровневых решений, которые давным-давно разработаны другими людьми, являющимися в своем деле профессионалами. Сэкономленные благодаря использованию COTS-продуктов ресурсы можно направить на более тщательную проработку проекта с точки зрения его максимально полного соответствия специфике целевого приложения, реализацию дополнительных сервисов и т.п. Применение COTS-изделий позволяет строить более качественные и более интересные для пользователя конечные системы и выводить их на рынок быстрее конкурентов, что позволило идеологии COTS очень быстро завоевать весь мир, включая Россию. [1]

В концептуальном плате COTS тесно смыкается со стандартизованностью и открытостью. Ясно, что наибольшую выгоду от использования COTS-продуктов удается получить в том случае, когда эти продукты являются совместимыми и взаимозаменяемыми, т.е. когда изделия от разных поставщиков можно смело комбинировать друг с другом, не беспокоясь насчет возможности и корректности их совместной работы. Это и является целью всех без исключения стандартов, как открытых, так и частнофирменных. Открытые стандарты и технологии, кроме того, создают вокруг себя обширные экосистемы, в которых живут производители компонентов и изделий уровня плат, поставщики базовых платформ и готовых систем, разнообразные OEM-компании, компании-интеграторы, реселлеры и др.2 Существование и развитие такой экосистемы подпитывается самой открытостью стандарта, вокруг которого она сформирована, а также высококонкурентным рынком, являющимся ее (открытости) неизбежным следствием. Когда похожие взаимозаменяемые изделия предлагаются большим числом поставщиков, поставщики вынуждены снижать цены, внедрять эффективные методы организации производства, реализовывать в своих продуктах дополнительные свойства, функции и возможности, прибегать к различного рода инновациям с целью дистанцироваться от конкурентов и т.п. В выигрыше от всего этого оказываются разработчики конечных систем, которые получают более качественные изделия и комплектующие по более низким ценам. При использовании готовых коммерческих продуктов, созданных на основе открытых стандартов, разработчики, таким образом, имеют тройную выгоду: от COTS-продуктов как таковых, от лежащих в их основе стандартов и от открытости этих стандартов. [2]

Предостережем читателей от излишне прямолинейного толкования наших слов. Мы вовсе не хотим сказать, что разрабатывать самим – это всегда плохо, а покупать то, что разработано и создано другими – всегда хорошо. На практике открытые стандарты и технологии прекрасно уживаются с частнофирменными решениями. Речь идет лишь о том, что на сегодняшний день парадигма «разрабатываю, как хочу, и ставлю в зависимость от себя всю компанию» безнадежно устарела; в наши дни разработчики стараются использовать открытые стандарты везде, где это только возможно без ущерба для эффективности реализации проекта. В огромном большинстве случаев открытые стандарты как минимум не сужают оперативный простор. Все, что нужно разработчику конечной системы – это выбрать наиболее подходящие для его задачи базовые стандарты и сопутствующие технологии. Ведь опора на открытые стандарты позволяет не только закупать готовое оборудование и ПО, но и создавать в случае необходимости различные частнофирменные компоненты (например, специализированные устройства ввода-вывода или платы в оптимизированных конструктивах). Мы далеки от утверждения, что частнофирменные решения не имеют будущего. Это неверно хотя бы потому, что большинство открытых стандартизованных технологий ведут свою родословную от частнофирменных разработок отдельных компаний, впоследствии приобретших популярность, а затем и статус открытых стандартов.

Способны ли открытые стандарты тормозить реализацию проектов, мешать создавать максимально эффективные решения и вообще сдерживать прогресс? В некотором смысле да, поскольку любой стандарт задает рамки и вводит ограничения. Тем не менее, для большинства приложений на большинстве рынков, входящих в зону действия идеологии COTS, плюсы открытых технологий значительно перевешивают их минусы. Наиболее ярко преимущества общепринятых промышленных стандартов проявляются в тех случаях, когда разработчики обязаны расходовать средства, выделенные им компанией или государством, как можно более эффективно. Если же задача эффективного освоения бюджетных средств не стоит, мы умываем руки: по всей видимости, в подобных экзотических ситуациях идеология COTS действительно не нужна.

Куда идет рынок ВКТ?

Собственно говоря, он уже пришел. И никуда уходить не собирается. Мировой рынок встраиваемых компьютерных технологий определился с выбором и решил связать свою жизнь с COTS-продуктами и (что на сегодняшний день практически то же самое) изделиями на базе открытых стандартов3. Связать окончательно и бесповоротно. [3]

Что позволяет нам делать столь сильные заявления? Факты, и только факты. Однако прежде, чем приступить к их изложению, хотелось бы сделать небольшое лирическое отступление.

Сегодняшняя ситуация на рынке ВКТ вызревала достаточно длительное время. Первые признаки переориентации рынка появились еще в 80 годах XX века, после успехов архитектуры VMEbus, впервые позволившей строить промышленные, оборонные, аэрокосмические, телекоммуникационные и прочие специализированные системы на стандартизованной основе. Сегодня мы назвали бы эту архитектуру COTS-технологией, ориентированной на индустрию ВКТ, и ничуть не удивились бы ее популярности у ведущих поставщиков соответствующего оборудования по всему миру, однако в те времена подобная терминология еще не была в ходу, да и вообще все воспринималось несколько иначе. Многие специалисты по ВКТ считали VMEbus модной технологией-однодневкой, которая пару-тройку лет спустя исчезнет так же тихо и незаметно, как и появилась. И уж конечно никто и подумать не мог, что VMEbus станет одной из доминирующих системных архитектур в секторах промышленных и спецприменений на ближайшие три десятка лет.

Изменения, вызванные VMEbus в консервативных отраслях, где традиционно доминировали закрытые частнофирменные решения, оказались более глобальными, чем полагали скептики. Поставщики, принявшие на вооружение стандарт VMEbus, стали предлагать своим клиентам инновационные продукты, совместимые с предыдущими моделями и изделиями других поставщиков. И клиентам это понравилось. Благодаря технологии VMEbus, рынок ВКТ постепенно становился более гибким, динамичным и отзывчивым к пожеланиям пользователей. Все это сопровождалось развитием экосистемы VMEbus, ростом числа поставщиков и, как следствие, снижением цен.

Системные архитектуры CompactPCI, AdvancedTCA, MicroTCA, VXS и VPX, семейство формфакторов PC/104, стандартизованные модули ETX, COM Express и др. – все это было уже потом. Все позднейшие стандарты, появлявшиеся и продолжающие появляться на рынке ВКТ, включая и те, что зародились в мире персональных компьютеров4, шли и продолжают идти дорогой, проторенной VMEbus. Идеология COTS, таким образом, возникла отнюдь не на пустом месте – ей предшествовал длительный (более 10 лет) успех стандартизованной системной архитектуры VMEbus, доказавшей эффективность «покупных» продуктов и их право на жизнь в самых различных ВКТ-секторах, включая промышленный, телекоммуникационный, оборонный и аэрокосмический. [4]

Могло ли развитие мирового рынка ВКТ пойти другим путем? Этого мы уже никогда не узнаем, и потому все рассуждения на данную тему являются, на наш взгляд, малопродуктивными. «Жизнь такова, какова она есть, и больше никакова», как некогда сказал поэт. Нужно работать с тем, что имеем. А имеем мы рынок ВКТ, где доля COTS-технологий и стандартов постоянно растет, а доля частнофирменных решений неуклонно сокращается. По данным аналитического агентства Venture Development Corporation (VDC), если в 2005 году COTS-архитектуры занимали 88 % этого рынка, то уже к 2010 г. их доля увеличится до 92 %. Это не какие-то новомодные веяния, это устойчивый многодесятилетний тренд, логическим следствием которого явились последние события, к рассмотрению которых мы сейчас и перейдем.

Консолидация

Уровень консолидации в индустрии встраиваемых компьютерных технологий сегодня беспрецедентно высок. Посмотрим, из чего состоят, например, такие ВКТ-холдинги, как GE Fanuc Intelligent Platforms и Kontron AG.

Компания GE Fanuc Intelligent Platforms, образованная в октябре 2007 в результате слияния подразделений GE Fanuc Embedded Systems, GE Fanuc Automation Solutions и GE Fanuc Computer Numerical Control, входит в состав бизнес-образования GE Fanuc – совместного предприятия американской корпорации General Electric (GE) и японской корпорации FANUC Ltd. Современная GE Fanuc Intelligent Platforms – это крупнейший международный холдинг, наследник таких прославленных брендов, как Radstone Technology, ICS, Octec Image Processing, VMIC, RAMiX, SBS Technologies, Computer Dynamics, Condor Engineering и ряда других ВКТ-компаний (см. Таблицу 1).

Таблица 1. Компании, вошедшие в холдинг GE Fanuc Intelligent Platforms.

Дата приобретения
Компания
Основные направления деятельности
Ноябрь 1998
Total Control Products Inc.
Оборудование для промышленной автоматизации.
Январь 1999
Computer Dynamics Inc.
Сверхзащищенные дисплеи, панельные и встраиваемые компьютеры для оборонных, промышленных и транспортных приложений.
Июнь 2000
DataViews Corp.
Средства разработки графических интерфейсов для систем промышленной автоматизации.
Сентябрь 2001
VMIC
Одноплатные компьютеры на базе открытых стандартов, сетевые и интерфейсные продукты.
Ноябрь 2002
IntellutionInc.
ПО для промышленной автоматизации
Март 2003
RAMiX Inc.
Сетевые и интерфейсные продукты для оборонных, аэрокосмических, медицинских и телекоммуникационных приложений.
Июнь 2003
Mountain SystemsInc.
Программные решения класса MES для предприятий легкой промышленности.
Март 2006
Condor Engineering
Авиационные интерфейсы и средства тестирования оборонной и гражданской авионики.
Июнь 2006
SBS TechnologiesInc.
Одноплатные компьютеры, сетевые продукты, интерфейсные модули, графические подсистемы и законченные системы на базе открытых стандартов для оборонных, аэрокосмических, коммуникационных и медицинский приложений.
Ноябрь 2006
Radstone Technology PLC
Одноплатные компьютеры, сетевые продукты, интерфейсные модули и законченные системы жесткого исполнения на базе открытых стандартов для оборонных и аэрокосмических приложений.
Март 2008
MTL InstrumentsGroup(технологические активы)
Безопасные средства ввода-вывода и промышленные контроллеры для нефтегазовой отрасли и других промышленных приложений.

Некоторые компании из этого списка сами являются «холдингами». В частности, Radstone Technology PLC состоит из трех частей, ранее являвшихся независимыми компаниями: Radstone Digital Processing, Interactive Circuits and Systems Ltd. (ICS) и Octec Image Processing (см. Таблицу 2). Каждое из этих подразделений имеет свою собственную богатую историю и хорошо известно на рынке ВКТ (в оборонном, телекоммуникационном, авиационном, транспортном, промышленном, медицинском и других секторах) как под своим исходным именем, так и под брендами Radstone и GE Fanuc.

Таблица 2. Состав компании Radstone Technology PLC.

Дата приобретения
Компания
Основные направления деятельности
Radstone DigitalProcessing
Одноплатные компьютеры, DSP-платы, средства ввода-вывода и законченные системы жесткого исполнения на базе открытых стандартов для оборонных и аэрокосмических приложений.
Сентябрь 2003
Interactive Circuits and Systems Ltd. (ICS)
Средства сбора данных и предварительной обработки сигналов на базе открытых стандартов для радаров, сонаров и программно-определяемого радио оборонного и гражданского назначения.
Июль 2004
Octec ImageProcessing
Системы видеообработки и видеослежения оборонного и гражданского назначения.

В деле строительства Kontron AG «холдингообразующая» роль принадлежит немецкой компании Kontron Elektronik GmbH, которая в период с 1999 по 2008 гг присоединила к себе таких игроков, как Teknor Industrial Computers Inc., FieldWorks Inc., PEP Modular Computers GmbH, ROTEC GmbH, TMC, ISPRO, Memotec Communications, Micro Automation Technology (M.A.T.), ICS Advent, JUMPtec Industrielle Computertechnik AG и Thales Computers (см. Таблицу 3).

Таблица 3

Компания
Название подразделения в составе KontronAG
Дата приобретенияили слияния
Kontron Elektronik GmbH
Kontron EmbeddedComputers
TeknorIndustrialComputersInc.
Kontron Communications / Kontron Canada
Июнь 1999
FieldWorks Inc.
Kontron Mobile Computing
Июнь 2000
PEP Modular Computers GmbH
Kontron Modular Computers (KOM)
Сентябрь 2000
Rotec Industrieautomation GmbH
Kontron EmbeddedComputers
Октябрь 2000
Taiwan Mycomp Corp. (TMC)
Kontron Embedded Technology (KET)
Ноябрь 2000
Industrial Solutions Provider Lim. (ISPRO)
Kontron Embedded Technology (KET)
Май 2001
Memotec Communications Inc.
Kontron Communications / Kontron Canada
Июль 2001
Micro Automation Technology (M.A.T.)
Kontron Transportation
Октябрь 2001
ICS Advent
Kontron America
Ноябрь 2001
JUMPtec IndustrielleComputertechnik AG
Kontron EmbeddedModules (KEM)
Июль 2002
Thales Computers
Kontron ModularComputers (KOM)
Март 2008

Недавнее приобретение компании Thales Computers значительно укрепило позиции холдинга Kontron AG в сегментах VME- и CompactPCI-продуктов высшей производительности для оборонных и аэрокосмических приложений. Это обстоятельство вкупе с традиционно теплыми партнерскими отношениями между Thales Computers и софтверными компаниями LynuxWorks и Wind River, являющимися поставщиками ОСРВ общего назначения и высоконадежных «авиационных» операционных систем, обеспечивают для холдинга Kontron AG прямой выход на рынки оборонной и гражданской авионики во всем мире.

Большая четверка

Итак, сегодня на рынке встраиваемых компьютерных технологий определилось четыре ведущих игрока: GE Fanuc Embedded Systems, Kontron AG, Emerson Electric Company и Curtiss-Wright Control Embedded Computing. Попытаемся понять, что это за компании. Прежде всего, все нынешние лидеры индустрии ВКТ суть глобальные корпорации с многомиллионными годовыми оборотами, т.е. являются не просто крупными, а очень крупными бизнес-образованиями. Можно заметить также, что в ходе последней волны скупок и поглощений, растянувшейся без малого на 10 лет, каждый из членов «большой четверки» вел вполне осмысленную политику, позволившую ему стать «предприятием полного цикла»: и GE Fanuc Embedded Systems, и Kontron AG, и Emerson Electric Company, и Curtiss-Wright Control Embedded Computing способны предложить своим клиентам абсолютно все необходимое, начиная от простейших модулей ввода-вывода и заканчивая готовыми системами с полным комплектом программного обеспечения, а также все мыслимые услуги по интеграции, обучению, консалтингу и заточке под требования заказчика. Еще один немаловажный момент – все лидеры ориентируются не просто на широкий спектр приложений, а на совершенно конкретные вертикальные секторы, среди которых в обязательном порядке присутствуют промышленный, телекоммуникационный, медицинский, оборонный, аэрокосмический, транспортный и информационный. Но самое главное – среди оставшихся на рынке встраиваемых компьютерных технологий мелких и средних независимых фирм и соответствующих подразделений более крупных компаний, не входящих в «большую четверку», нет практически ни одного имени, имеющих сопоставимую известность среди клиентов индустрии ВКТ.

Последнее обстоятельство имеет для наших рассуждений принципиальное значение. Сегодня ВКТ – это высококонкурентная среда, где живут и действуют компании самых различных масштабов. Могут ли более мелкие компании в текущих обстоятельствах существенно влиять на рынок ВКТ в целом, на его движение или хотя бы медленный дрейф в ту или иную сторону? На наш взгляд, ответ очевиден: нет, не могут. Хотя бы потому, что их совокупные объемы продаж в разы меньше, чем у большой четверки5: по данным аналитического агентства VDC, четыре крупнейших ВКТ-компании вместе занимают более 70 % мирового рынка ВКТ. [5]

На это можно возразить, что там, где дело касается высоких и, в частности, компьютерных технологий, качество бывает важнее количества. Пусть так (хотя применительно к деньгам это совершенно не так). Рассмотрим проблему с «качественной» точки зрения.

Клиентура

Большая четверка держит в своих руках все ключевые каналы сбыта, поскольку вместе с купленными компаниями приобрела не только их технологические и производственные активы, но и всех их клиентов. Знаменитая британская компания Radstone Technology PLC, многие годы являющаяся одним из общепризнанных мировых лидеров в сегменте боевых спецприменений и сама состоявшая из нескольких компаний, отвечающих за отдельные направления, превратилась в подразделение холдинга GE Fanuc Embedded Systems. Продукция Radstone Technology PLC используется в крупнейших оборонных программах США и стран НАТО, включая FCS (Future Combat Systems – перспективные боевые системы) и JTRS (объединенная система тактической радиосвязи), высоконадежные модули и системы марки Radstone стоят на танках M1A2 Abrams, используются в современных корабельных ракетных установках, торпедах и радиолокационных станциях Firefinder, плавают на подводных лодках TRIDENT, летают в составе истребителей Boeing F/A-18E/F Super Hornet, Eurofighter Typhoon, F-18, F-35 Joint Strike Fighter, европейских вертолетов NH90, патрульных самолетов Nimrod MR4A, космических кораблей Space Shuttle и Международной Космической Станции. В списке клиентов Radstone Technologies фигурируют такие имена, как Lockheed Martin Corporation (www.lockheedmartin.com), The Boeing Company (www.boeing.com), Raytheon Company (www.raytheon.com), General Dynamics (www.generaldynamics.com), Harris Corporation (www.harris.com) и NASA (www.nasa.gov). Теперь все эти компании и организации являются клиентами GE Fanuc Embedded Systems. Их судьбу разделили пользователи изделий компании Condor Engineering, являющейся брендовым производителем авиационных интерфейсных решений. Сегодня платы Condor Engineering, оснащенные интерфейсами AFDX, ARINC 429, MIL-STD-1553 и MMSI, предлагаются под торговой маркой GE Fanuc. Клиенты компании SBS Technologies никуда не делись, как и их потребности: им по-прежнему нужны высоконадежные одноплатные компьютеры и средства ввода-вывода, пригодные к использованию в оборонных и аэрокосмических проектах. Сегодня эти потребности удовлетворяются теми же людьми, что и раньше, вот только компания, в которой они работают, теперь называется не SBS Technologies, а GE Fanuc Embedded Systems, и ссылки, по которым ранее можно было попасть на сайт www.sbs.com, ведут на страницу www.gefanucembedded.com.

На эту же страницу ведут и самые первые ссылки, выдаваемые поисковой системой Google по запросам «VMIC» и «RAMiX», так что любой бывший пользователь одноплатных компьютеров и высоконадежных сетевых и интерфейсных продуктов этих компаний неизбежно познакомится с их правопреемницей – компанией GE Fanuc Embedded Systems. Ссылки на конкретные изделия таких брэндов, как Radstone, SBS, VMIC и RAMiX, также ведут на сайт www.gefanucembedded.com, который, вероятно, уже стал стартовой страницей для многих клиентов вышеперечисленных компаний. Компания Computer Dynamics сохранила свое название и свой сайт с описанием продуктов, однако де-юре пользователи ее сверхзащищенных панельных компьютеров и дисплеев из оборонного, промышленного и транспортного секторов являются клиентами компании GE Fanuc Embedded Systems. Компания Thales Computers пока еще сохранила свой сайт www.thalescomputers.com, однако первое, что видит его посетитель, интересующийся жесткими одноплатными компьютерами марки Thales – это объявление о том, что с 6 марта 2008 года Thales Computers является частью подразделения Kontron Modular Computers международного холдинга Kontron AG. Попытка войти на этом сайте в продуктовый раздел приводит к перенаправлению на страницу www.kontron.com.

Технические специалисты могут сказать: «это все маркетинг, а что насчет простых и понятных вещей, которые можно потрогать руками»? Хорошо, зайдем с другого конца.

Системные архитектуры и формфакторы

Члены «большой четверки» сегодня занимают лидирующие позиции по всем без исключения значимым системным архитектурам и формфакторам в области ВКТ, как традиционным, так и перспективным. Сегодня под брендами GE Fanuc Embedded Systems, Kontron AG, Emerson Electric Company и Curtiss-Wright Control Embedded Computing выпускается 73% всей производимой в мире стандартизованной ВКТ-продукции. Составляющие большую четверку компании являются участниками международных консорциумов PICMG (www.picmg.com) и VITA (www.vita.com), курирующих такие стандарты, как CompactPCI, COM Express, AdvancedTCA, MicroTCA, AdvancedMC, VME, VXS и VPX. По данным агентства VDC, в сегменте VME (системные архитектуры VME, VME64, VME64X, VME320, VXS и VPX) на долю четверки приходится 91 %, в сегменте CompactPCI – 78 %, а в сегменте AdvancedTCA / MicroTCA – 83 %. Специалисты четырех вышеперечисленных компаний входят в состав различных комитетов PICMG и VITA и принимают активнейшее участие в развитии старых и разработке новых промышленных стандартов. С этой точки зрения, а также согласно данным о продажах соответствующих изделий, такое наиперспективнейшее направление, как VPX, контролируется большой четверкой практически полностью. [6]

Процессорные решения

Продолжим «техническую» линию рассуждений. Как известно, сегодня абсолютное большинство высокопроизводительных решений для оборонного, промышленного, телекоммуникационного и иных секторов строится на базе процессоров с архитектурами x86 и PowerPC. Большая четверка является бесспорным лидером и по этому критерию: по данным VDC, она производит 75 % процентов от всех встраиваемых изделий, оснащаемых процессорами Intel и 88 % процентов от всех встраиваемых изделий, оснащаемых процессорами PowerPC.[7]

Мало того: по своим техническим параметрам изделия вышеупомянутых брендов являются, вне всякого сомнения, лучшими в отрасли. Возьмем наугад несколько актуальных одноплатных компьютеров, выпускающихся под торговыми марками GE Fanuc и Kontron.

Плата Kontron CP6001, выполненная в формфакторе 6U CompactPCI (Рис.1), оснащается процессором Intel Core Duo ULV с тактовой частотой 1,2 ГГц или Intel Core2 Duo LV с тактовой частотой 1,5 ГГц. Объем запаянного ОЗУ типа DDR2 достигает 4 Гбайт, объем запаянной флэш-памяти – 4 Гбайт. Продукт Kontron CP6001 может нести один PMC-мезонин с полным тыльным вводом-выводом. Интегрированная подсистема ввода-вывода включает 2 последовательных порта, разъем PS/2, 3 канала Gigabit Ethernet, 6 портов USB и 4 канала Serial ATA. Плата поддерживает вывод на два независимых дисплея (VGA со стороны передней или задней панели и DVI-D + HDMI со стороны задней панели) и снабжена звуковым контроллером HD Audio. Изделие Kontron CP6001 доступно в трех вариантах исполнения, различающихся температурным диапазоном (0ºС ... +60ºС и -40ºС ... +85ºC) и типом охлаждения (воздушное либо кондуктивное).

Плата Kontron CP6001 (конструктив 6U CompactPCI), оснащающаяся процессором Intel Core Duo или Intel Core2 Duo
Рис.1. Плата Kontron CP6001 (конструктив 6U CompactPCI), оснащающаяся процессором Intel Core Duo или Intel Core2 Duo с частотой 1,2–1,5 ГГц.

Среди модулей формата 3U CompactPCI, предлагающихся под маркой Kontron, выделяется продукт Kontron CP307, продолжающий известную серию Kontron CP3 (Рис.2). Данное изделие оснащается процессорами Intel Core Duo и Intel Core2 Duo с тактовой частотой от 1,2 ГГц до 2,16 ГГц и реализовано на базе чипсета Intel 945GM + ICH7-R. Бортовое ОЗУ полным объемом до 4 Гбайт состоит из двух частей: запаянной и SO-DIMM. В наличии 2 последовательных интерфейса, порт PS/2, 2 порта Gigabit Ethernet, 6 портов USB, 4 интерфейса и разъем CompactFlash. Поддерживается раздельный двухканальный графический вывод (выход VGA со стороны передней или задней панели и выход DVI-D со стороны передней панели). Модуль Kontron CP307 использует воздушное охлаждение и может работать при температурах от 0ºС до +60ºС либо от -40ºС до +85ºC (для 1,2-гигагерцового процессора).

модуль Kontron CP307
Рис.2. Так выглядит модуль Kontron CP307 (конструктив 3U CompactPCI) с процессором Intel Core Duo или Intel Core2 Duo, работающим на частоте 1,2–2,16 ГГц.

Из наследия компании Thales Computers, перешедшего во владение холдинга Kontron AG, обращает на себя внимание жесткий продукт серверного класса Kontron PENTXM4 (Рис.3), выполненный в конструктиве 6U VME и обладающий развитой диагностической функциональностью. Данная плата построена на двух двуядерных процессорах Intel Xeon, который работает на частоте 1,67 ГГц и имеющих пониженное энергопотребление. Максимальные объемы оперативной (DDR2 ECC) и флэш-памяти составляют 4 Гбайт. Интерфейсная функциональность включает 4 канала PCI Express, 2 канала Gigabit Ethernet (доступ со стороны передней панели или через разъем VITA 31.1), 2 канала Serial ATA, 3 порта USB 2.0 и 2 COM-порта. Поддерживается установка двух мезонинов, один из которых может быть типа PMC (64 бита, 66 МГц), а второй – либо PMC, либо XMC (шина PCI Express x8). Плата Kontron PENTXM2 работает в температурном диапазоне -40ºС ... +85ºC, существует в версиях с воздушным и кондуктивным охлаждением и является одним из немногих процессорных модулей стандарта VME, поддерживающих спецификацию интеллектуального управления IPMI 1.5 (Intelligent Platform Management Interface). По желанию заказчика продукт может быть оснащен контроллером BMC, удовлетворяющим стандарту VITA 38/PICMG 2.9. Доступны версии платы со встроенными средствами тестирования, представляющие интерес для оборонных и аэрокосмических приложений.

Жесткое серверное решение Kontron PENTXM4 (конструктив 6U VME) на базе двух экономичных двуядерных процессоров Intel Xeon с тактовой частотой 1,67 ГГц
Рис.3. Жесткое серверное решение Kontron PENTXM4 (конструктив 6U VME) на базе двух экономичных двуядерных процессоров Intel Xeon с тактовой частотой 1,67 ГГц.

К иной категории продуктов относится процессорная плата EP2A (Рис.4), созданная специалистами компании Radstone Technology PLC и предлагающаяся ныне под брендом GE Fanuc. Плата GE Fanuc EP2A реализована в формфакторе 6U VME на базе 1-гигагерцового процессора Freescale PowerPC 7448 и системного контроллера Marvell Discovery V. Продукт имеет 1 Гбайт памяти DDR2 ECC SDRAM и 128 Гбайт флэш-памяти, поддерживающей конфигурирование в два банка на 64 Мбайт каждый с активизацией защиты информации при обнаружении ионизирующей радиации (функция Nuclear Event Detection – NED). Плата оснащена мостом Tundra TSI 148, обеспечивающим поддержку быстрого протокола 2eSST, и коммуникационным процессором Motorola PowerQUICC II 8270, управляющим работой четырех синхронных/асинхронных портов RS-232/422/485 со скоростью передачи данных до 10 Мбит/с. К услугам пользователя 2 канала RS-232, 2 интерфейса Gigabit Ethernet, 2 порта USB 2.0 и 8 линий GPIO. Поддерживается установка двух PMC-мезонинов на независимых шинах PCI/PCI-X и одного модуля AFIX, что позволяет добавить к базовой функциональности продукта интерфейсы SCSI или MIL-STD-1553, графический контроллер, дополнительную флэш-память и т.п. Изделие GE Fanuc EP2A работает от одного источника питания +5В, поддерживает воздушное и кондуктивное охлаждение и рассчитана на эксплуатацию при температурах от 40ºС до +85ºC.

Плата GE Fanuc EP2A (конструктив 6U VME), оснащенная процессором Freescale PowerPC 7448 с тактовой частотой 1 ГГц
Рис.4. Плата GE Fanuc EP2A (конструктив 6U VME), оснащенная процессором Freescale PowerPC 7448 с тактовой частотой 1 ГГц.

Еще один процессорный модуль авторства Radstone, называющийся GE Fanuc PPC9A, также выполнен в формфакторе 6U VME (Рис.5), но уже на базе двуядерного процессора Freescale PowerPC 8641D, работающего на частоте 1,33 ГГц. Продукт оснащен памятью DDR2 ECC SDRAM объемом 4 Гбайт, флэш-памятью объемом 1 Гбайт, поддерживает установку двух мезонинов XMC или PMC на независимых шинах PCI Express x8 / PCI-X (64 бита, 133 МГц) и одного мезонина AFIX, позволяющего интегрировать в конфигурацию дополнительные интерфейсы и устройства (порт SCSI, видеоконтроллер, интерфейс MIL-STD-1553, флэш-накопитель и др.). Пользователю доступны 2 синхронно-асинхронных последовательных порта, 4 асинхронных последовательных порта, 2 канала Gigabit Ethernet, 2 порта USB 2.0, 2 канала Serial ATA и 16 линий GPIO. Благодаря мосту Tundra TSI 148, продукт поддерживает высокопроизводительный протокол 2eSST. Плата использует один источник питания +5В, существует в версиях с воздушным и кондуктивным охлаждением и работает в температурном диапазоне 40ºС до +85ºC.

Внешний вид процессорного модуля модуль GE Fanuc PPC9A (конструктив 6U VME), построенного на 1,33-гигагерцовом двуядерном процессоре Freescale PowerPC 8641D
Рис.5. Внешний вид процессорного модуля модуль GE Fanuc PPC9A (конструктив 6U VME), построенного на 1,33-гигагерцовом двуядерном процессоре Freescale PowerPC 8641D.

Нельзя обойти вниманием и такой интересный продукт, как GE Fanuc SBC610, реализованный инженерами Radstone / GE Fanuc в перспективном конструктиве 6U VPX (Рис.6). Изделие оснащено двуядерным процессором Freescale PowerPC MPC8641D с тактовой частотой 1,5 ГГц, имеет до 2 Гбайт памяти DDR2, 1 Гбайт флэш-памяти и 4 порта быстрых внутрисистемных интерфейсов, которые конфигурируются по отдельности как PCI Express либо как Serial RapidIO. Для совместимости с унаследованным оборудованием продукт оснащен шиной VME. Функциональность ввода-вывода включает 2 канала Gigabit Ethernet, 2 интерфейса Serial ATA, 2 порта USB, 6 COM-портов и линии GPIO. Допускается установка двух мезонинов XMC/PMC (шины PCI Express x8 / PCI), а также модуля расширения AFIX. Плата GE Fanuc SBC610 поддерживает все программные функции AXIS (Advanced Multiprocessor Integrated Software), что облегчает ее использование в многопроцессорных конфигурациях.

Плата GE Fanuc SBC610 (конструктив 6U VPX) с процессором Freescale PowerPC MPC8641D, работающим на частоте 1,5 ГГц.
Рис.6. Плата GE Fanuc SBC610 (конструктив 6U VPX) с процессором Freescale PowerPC MPC8641D, работающим на частоте 1,5 ГГц.

Говоря о современной системной архитектуре VPX, следует упомянуть об имеющихся в продуктовом портфеле компаний Radstone / GE Fanuc модулях малогабаритного формата 3U VPX, которые оснащаются как процессорами PowerPC, так и процессорами Intel. К последнему типу относится, в частности, продукт GE Fanuc SBC340 (Рис.7), несущий на себе процессор Intel Pentium M или Intel Core Duo T2500 с тактовой частотой до 2 ГГц и кэшем L2 объемом 2 Мбайт. Модуль GE Fanuc SBC340 построен на чипсете Intel 945G + ICH7M-DH, может иметь до 4 Гбайт памяти DDR2, встроенный флэш-диск объемом 1 Гбайт и позволяет использовать как интегрированный графический контроллер Intel GMA950, так и внешний видеоадаптер, подключаемый по шине PCI Express x16. Пользователю доступны интерфейс расширения PCI Express x4, 2 канала Serial ATA, порт Gigabit Ethernet, 4 порта USB 2.0, 2 интерфейса RS-232, разъем PS/2 и линии GPIO. Продукт GE Fanuc SBC340 поддерживает как воздушное, так и кондуктивное охлаждение.

модуль GE Fanuc SBC340 (конструктив 3U VPX), оснащенный процессором Intel Pentium M или Intel Core Duo T2500 с тактовой частотой до 2 ГГц
Рис.7. Так выглядит модуль GE Fanuc SBC340 (конструктив 3U VPX), оснащенный процессором Intel Pentium M или Intel Core Duo T2500 с тактовой частотой до 2 ГГц.

Программное обеспечение

Без должного программного обеспечения все эти суперсовременные одноплатные компьютеры, а равно объединительные панели, платформы, системы и средства ввода-вывода являются не более чем грудой железа. Программное обеспечение в контексте ВКТ – это прежде всего операционные системы реального времени (ОСРВ) и встраиваемые версии популярных операционных систем общего назначения вроде Windows и Linux. Рассмотрение рынка ОСРВ потребовало бы отдельной большой статьи; здесь мы ограничимся лишь самыми общими сведениями и фактами. На сегодняшний день актуальными ОС реального времени для встраиваемых систем можно считать различные версии VxWorks компании Wind River (www.windriver.com), QNX компании QNX Software Systems (www.qnx.com), LynxOS компании LynuxWorks Inc. (www.lynuxworks.com) и INTEGRITY компании Green Hills Software (www.ghs.com). Операционные системы из двух первых линеек часто называют «классическими» ОСРВ, имея в виду не только длительное присутствие данных продуктов на рынке, но и определенные базовые идеи и архитектурные подходы, лежащие в их основе. Различные версии VxWorks и QNX работали и продолжают работать в огромном числе конечных устройств и решений, начиная с цифровых фотокамер и автомобильной электроники и заканчивая большими телекоммуникационными комплексами и такими сложнейшими автономными системами, как марсоходы Spirit и Opportunity (VxWorks). ОС жесткого реального времени, предлагаемые компаниями LynuxWorks Inc. и Green Hills Software, принято называть «современными», причем это определение опять же имеет отношение не только к возрасту этих продуктов, но и к стоящей за ними идеологии. Операционные системы, образующие семейства LynuxWorks и INTEGRITY, могут похвастаться более полной поддержкой требований POSIX (в случае LynuxWorks эта поддержка является настолько полной, насколько это только возможно). Кроме того, в линейках VxWorks, LynxOS и INTEGRITY есть продукты, адаптированные к специфике авиационных применений, т.е. удовлетворяющие стандартам DO-178B, ARINC 653 и имеющие соответствующие сертификаты: это ОС реального времени VxWorks 653, LynxOS-178B и INTEGRITY-178B. Вообще, трендами последнего времени в индустрии ОСРВ следует признать поддержку требований POSIX, поддержку многоядерных/многопроцессорных конфигураций и ориентацию на вертикальные рынки с поддержкой соответствующих стандартов. В этом смысле «большая четверка ОСРВ», образованная VxWorks, QNX, INTEGRITY и LynxOS (на рынке ОС реального времени совокупная доля операционных систем, входящих в эти четыре семейства, превышает 90 %) покрывает весь спектр потенциальных приложений, как традиционных, так и перспективных. Если говорить о встраиваемом ПО в целом, не ограничиваясь ОСРВ, то следует отметить еще один важный тренд: рост влияния операционных систем Windows и Linux. Данная тенденция прослеживается практически по всем приложениям, где отсутствуют требования к работе в режиме мягкого (QNX) или жесткого (LynxOS, VxWorks) реального времени. Компания Wind River, например, в последние годы активно продвигает продуктовую линейку Wind River Linux, ориентируя ее на телекоммуникационные и некритические оборонные и применения, и уже получает от Linux больше доходов, чем от всех версий своей классической ОСРВ VxWorks. Не осталась в стороне от этого процесса и LynuxWorks: продолжая совершенствовать свои флагманские операционные системы LynxOS и LynxOS-178, компания LynuxWorks вкладывает значительные средства в развитие собственной Linux-линейки BlueCat Linux, а также совершенно новой ультрасовременной ОСРВ, называющейся LynxSecure. Операционная система LynxSecure имеет архитектуру MILS и призвана стать идеальной ОС реального времени для всех мыслимых высоконадежных приложений (соответствие требованиям DO-178B уровня А и EAL7).

Крупнейшие игроки рынка ВКТ внимательно следят за тем, что происходит в секторах ОСРВ и встраиваемого программного обеспечения. Оперативно корректировать свои продуктовые предложения им помогают партнерские отношения с поставщиками соответствующего ПО.

По каждому из пяти ключевых направлений – VxWorks, QNX, LynxOS, INTEGRITY и Linux – совокупные объемы продаж большой четверки по меньшей мере значительно выше, чем у остальной отрасли ВКТ (69 %, 72 %, 95 %, 81 % и 62 % соответственно), что же касается такого перспективного направления, как LynxOS, то здесь лидерство четырех крупнейших компаний является абсолютным.

Вперед, к открытости!

Спор между сторонниками открытых и закрытых решений на рынке ВКТ де-факто завершился уже довольно давно; появление большой четверки лишь поставило в этом споре жирную точку. Будущее принадлежит COTS-продуктам и открытым стандартам. Это не выбор авторов настоящей статьи, это выбор самого рынка ВКТ, точнее, тех сил, которые сегодня определяют его развитие. О том, что это за силы, мы уже достаточно подробно написали выше.

Случилось так, что среднестатистический разработчик и/или подрядчик, выбирающий для своего проекта современное высокопроизводительное ВКТ-оборудование, базирующееся на передовых аппаратных технологиях и имеющее адекватную программную поддержку, неизбежно попадает в орбиту влияния одной или нескольких компаний большой четверки. Причем большой четверке есть, что ему предложить: в их продуктовых портфелях представлены и самые современные одноплатные компьютеры, и высокопроизводительные средства ввода-вывода, и быстрые объединительные панели, и платформенные решения, и системное ПО, и средства разработки, и интегрированные аппаратно-программные комплексы, т.е. решительно все, что только может потребоваться для любого мыслимого ВКТ-проекта, в том числе и самого крупного. Львиная доля всех этих модулей, плат, объединительных панелей, платформ и систем являются COTS-изделиями, опирающимися на открытые стандарты. Даже если разработчик предпочтет стать клиентом какого-нибудь независимого поставщика, ему, скорее всего, предложат решения на основе все тех же открытых стандартов, поскольку в наше время открытые стандартизованные технологии являются одним из наиболее эффективных средств в борьбе за выживание и для мелких, и для средних, и для крупных компаний.

Чтобы «завязать» свой ВКТ-проект на какую-нибудь частнофирменную, нестандартизованную технологию или продукт, разработчику 21 века в большинстве случаев придется действовать вопреки логике, здравому смыслу и мировым тенденциям8. Результат подобных усилий известен заранее: именно так появляются на свет уникальные системы-уродцы, потребовавшие для своего создания уймы времени и денег, но морально устаревшие задолго до своего выхода на рынок и не совместимые ни с чем, кроме себя самих. В лучшем случае подобные системы просто не запускаются в производство. В худшем – идут в серию, устанавливаются на целевые платформы и вводятся в эксплуатацию, обрекая на мучения других, ни в чем не повинных разработчиков и конечных пользователей, которые еще много лет будут ломать головы над тем, что им со всем этим делать, и чем это можно заменить. [8]

Во всем, что так или иначе касается компьютерных технологий, идти против общемировых тенденций – это все равно что дуть против ветра. Здесь очень важно отделять зерна от плевел и не мешать все в одну кучу. Россия возрождается. Ее влияние в мире растет. К ее мнению стали прислушиваться на международной арене. Наша страна вновь стала достойно выступать на крупнейших международных соревнованиях. Государство заботится о своих гражданах. Уровень жизни россиян неуклонно повышается. Наша военная техника по-прежнему одна из лучших. Наши энергоресурсы – козырь не менее сильный, чем наши ядерные ракеты... Однако в области компьютерных технологий Россия никогда не была законодательницей мод. Она может ей стать, но не вопреки общемировым тенденциям, а благодаря им. Российские процессоры должны быть совместимыми с наиболее популярными в мире архитектурами x86 и PowerPC, российские встраиваемые операционные системы должны удовлетворять требованиям POSIX, российские встраиваемые компьютеры должны поддерживать спецификации PICMG, VITA и иных международных ассоциаций, занятых разработкой открытых стандартов. Только так, и никак иначе. Можно назвать это генеральной стратегией развития для российской индустрии ВКТ, ведь именно такой, и никакой другой образ действий и мыслей способен обеспечить наиболее оптимальный и быстрый рост российской компьютерной отрасли, что послужит цели укрепления нашей страны и поможет ее поступательному движению в будущее по инновационному пути.

В России сегодня более чем достаточно первоклассных специалистов, умеющих работать с современными аппаратными и программными средствами и хорошо разбирающиеся в открытых технологиях. Отечественные разработчики имеют богатый опыт применения COTS-продуктов и открытых отраслевых стандартов в реальных проектах. В том, что касается встраиваемых компьютерных технологий, Россия движется в правильном направлении, и это поможет ей в решении других, более глобальных и масштабных задач. Разработчики, желающие добра своей стране, имеют хороший шанс поучаствовать в этих глобальных изменениях своим трудом, для чего достаточно просто-напросто честно и ответственно делать свое дело, ориентируясь на конечный результат и выбирая для его достижения наиболее эффективные практики.

Важное приложение: наш ответ «псевдопатриотам»

Патриотизм бывает разный. К сожалению, в последнее время среди призывов к великим свершениям попадаются такие, которые является патриотичными по форме, но безумными (а зачастую и крайне вредными) по сути.

В сфере ВКТ такой «псевдопатриотизм» проявляется, в частности, в призывах к разработке собственных базовых аппаратных и программных средств, не имеющих западных аналогов, в призывах к «собственному пути». Мотивируется это обычно тем, что, покупая продукцию зарубежных компаний, мы-де спонсирует высокотехнологичные отрасли других стран, хуже того – наших потенциальных противников9. Куда как правильнее использовать деньги, уходящие иностранным производителям комплектующих, на развитие российской компьютерной индустрии и строить собственные, полностью российские системы, состоящие из российских компонентов, российских плат и работающие под управлением российских операционных сред. Причем и платы, и системные архитектуры, и процессоры, и интерфейсы должны быть непременно разработаны на территории Российской Федерации и непременно с нуля. [9]

Все подобные рассуждения базируются на скрытой подмене понятий: «российское» и «отечественное» приравнивается к «придуманному, разработанному, изготовленному и собранному в России целиком и полностью, до последнего винтика».

Когда подобные радикальные идеи артикулируются людьми, не имеющими специального технического образования, это еще можно понять. Однако в устах специалистов те же слова начинают звучать более чем странно, странно до такой степени, что впору заподозрить несоответствие занимаемой должности или даже злой умысел. Мы, однако, воздержимся от столь далеко идущих умозаключений; будем считать, что технически подкованные «псевдопатриоты» просто не владеют ситуацией либо находятся под чьим-то дурным влиянием.

Никто не спорит с тем, что России нужны свои одноплатные компьютеры и свои микропроцессоры, а также свои операционные среды, свои микропроцессоры, свои чипы устройств ввода-вывода, памяти и т.п. Вот только какие одноплатные компьютеры и процессоры? Совместимые с «БЭСМ-6» (т.е. с архитектурами, имеющими минимальное влияние на мировом рынке) или с x86/PowerPC? Обязана ли новая российская операционная система поддерживать требования POSIX и DO-178B, или ну их, эти POSIX и DO-178B вместе с придумавшими их «буржуями»10? Должна ли новая российская чудо-шина уметь взаимодействовать только и исключительно с новым российским чудо-компьютером БЭСМ-2010 по чудо-протоколу ChudoBus, или сегодня без поддержки PCI Express, RapidIO, InfiniBand, Ethernet и других стандартизованных коммуникационных технологий не прожить? Для любого человека, мало-мальски ориентирующегося в тематике современных ВКТ, все эти вопросы являются риторическими. [10]

Мы не зря упомянули легендарную советскую машину БЭСМ-6, выпускавшуюся серийно почти двадцать лет – 1968 по 1987 гг. На БЭСМ-6 выросло не одно поколение отечественных программистов, на базе БЭСМ-6 и ее различных модификаций было реализовано множество крупных проектов, включая космические и оборонные. И все же БЭСМ-6 ушла, а серия ЕС ЭВМ осталась. Вычислительные машины серии EC ЭВМ выпускались в СССР, а позднее в России, в период с 1971 по 1998 гг. и в целом были несравненно успешнее БЭСМ-6. Достаточно сказать, что всего было выпущено более 15000 штук ЕС ЭВМ и лишь немногим более 350 единиц БЭСМ-6. В годы наиболее активного противостояния двух компьютерных семейств на машины серии ЕС ЭВМ массово переходили программисты; разнообразные организации, нуждавшиеся в больших вычислительных мощностях, также отдавали предпочтение ЕС ЭВМ. С высоты сегодняшнего дня мы описали бы эту ситуацию следующим образом: типичные частнофирменные решения БЭСМ-6 проиграли в конкурентной борьбе типичным COTS-продуктам ЕС ЭВМ.

Это вполне корректные определения. При всех своих неоспоримых достоинствах машины БЭСМ-6 обладали одним серьезнейшим недостатком: они являлись типичными частнофирменными решениями, машины же серии ЕС ЭВМ создавались как клоны мейнфреймов System/360 и System/370 (S/360, S/370) американской компании IBM, и потому представляли собой самые настоящие COTS-изделия, да к тому же стандартизованные. Ведь архитектура компании IBM была выбрана для клонирования в том числе и потому, что к 60–70 годам прошлого века она де-факто успела стать мировым стандартом на рынке высокопроизводительных вычислительных систем. Для компьютеров IBM S/360 и S/370 в мире существовало множество периферийных устройств, являвшихся совместимыми с EC ЭВМ, и огромное количество программ, которые запускались на EC ЭВМ в своем первозданном виде либо после небольшой доработки. Для машин же серии БЭСМ-6 и периферию, и операционные системы, и прикладное ПО приходилось создавать «с нуля». К чему это привело, мы уже знаем.

Следует особо отметить, что вся эта история случилась в те времена, когда в мире еще не начался бум персональных компьютеров, повлекший за собой резкий рост конкуренции во всех смежных отраслях, а в нашей стране еще не существовало полноценного рынка. Тем не менее, рыночные механизмы работали уже тогда, и не где-нибудь, а на территории Российской Федерации.

Российские системы можно создавать как из российских, так и из нероссийских комплектующих, важно лишь, чтобы эти комплектующие являлись COTS-изделиями и опирались на открытые стандарты. Потому что в этом и только в этом случае российские системы и платформы, на которых они устанавливаются, смогут сохранить конкурентоспособность как на внутреннем, так и на внешнем рынке. Точка, когда стоимость сложной компьютерной системы определялась стоимостью ее комплектующих, давным-давно пройдена, и возврата к ней не предвидится. Сегодня основной вклад в стоимость конечного решения дают не процессоры, не одноплатные компьютеры и не операционные системы, а затраты на разработку, менеджмент, производство, написание прикладного ПО и сертификацию. С этой точки зрения создаваемая в России сложная компьютерная система является целиком и полностью «российской» в огромном большинстве случаев, поскольку создается она силами российских специалистов, вкладывающих в нее свои силы, труд, знания и опыт.

Хочется спросить у «псевдопатриотов»: какой вообще смысл они вкладывают в понятия «российское», «отечественное»? Является ли с их точки зрения отечественным новый среднемагистральный самолет SuperJet-100 компании «Сухой», подавляющее большинство электронных подсистем и компонентов которого изготовлено за пределами России и интегрировано силами зарубежной компании?

Существует общепринятое правило (имеющее в некоторых частях мира силу закона), согласно которому продукт, 30 и более процентов стоимости которого создано в некоей стране, считается произведенным в этой стране. Что думают на сей счет патриотически настроенные господа, ратующие за разработку уникальных и необыкновенных российских процессоров? Ведь микропроцессоры, одноплатные компьютеры, объединительные панели и даже системное ПО – это, в сущности, не более чем сырье для производства готового высокотехнологичного продукта. Микропроцессоры, ПО и компьютерные платы не являются «вещами в себе», для общества и страны они ценны лишь постольку, поскольку они входят в состав системы, делающей самолет надежнее, ракеты – точнее, ПВО – эффективнее, Call-центр – производительнее, жизнь – безопаснее, а связь между людьми – доступнее и удобнее. Что сегодня нужнее России: чудо-чипы с архитектурой БЭСМ-2010 или все-таки готовые продукты машиностроения, РЛС, самолеты, танки, корабли и подводные лодки, которые можно использовать самим, а при случае кому-нибудь продать и неплохо на этом заработать?

Говоря об оборонных и иных специальных применениях ВКТ, не нужно забывать об одном: нам есть, что защищать. И защищать это самое нужно как можно более эффективно. Иначе в современном мире нельзя. Так почему бы не использовать для решения этой архиважнейшей задачи наиболее результативные методы и подходы, многократно доказавшие и продолжающие доказывать свою эффективность в бесчисленном множестве проектов по всему земному шару? Почему наши наиболее вероятные партнеры, живущие по ту сторону Атлантики, не боятся активнейшим образом аутсорсить разработку ПО в России (куда только смотрит ЦРУ), а мы боимся использовать коммерческие платы и модули, изготовленные в Германии по применяемым во всем мире открытым общедоступным стандартам, или вводим средневековые ограничения на использование тех или иных технологических групп, начиная от микропроцессоров и заканчивая ПО, оперируя при этом громкими словами вроде «информационная безопасность»?

Как и с помощью чего себя защищать – вопрос для России жизненно важный, фундаментальный, поэтому эффективность ее вооруженных сил (помимо экспорта вооружений и зарабатывания на этом денег) должна заботить всякого настоящего патриота в первую очередь. Война XXI века – это не война солдат, это война пропаганды, война компьютерных систем. Нашей стране нужна не шина ChudoBus, а правильная политика в области компьютерных технологий, которые закладываются в перспективные средства вооружений либо используются для модернизации имеющихся. Не надо пытаться повторить архитектуру VME собственными силами. Никаких секретов и подводных камней в VME нет, это открытый стандарт, доступный всем желающим. То же самое можно сказать о PCI, PCI Express, VPX, Gigabit Ethernet и других популярных технологиях. Что для России лучше: потратить миллиарды долларов на изобретение, скажем, собственного аналога технологии VPX, или направить эти миллиарды долларов на строительство танков, самолетов и авианосцев, на зарплату учителям, наконец?

Жителям современной, возрождающейся России, должно быть просто-напросто стыдно продолжать хлебать щи лаптями. Сегодня в нашей стране широко представлены все ключевые технологии конца XX – начала XXI вв., включая суперкомпьютеры, и есть грамотные люди, умеющие с этими технологиями работать. Россия де-факто уже является субъектом мирового рынка ВКТ, и никакие «псевдопатриоты» ничего с этим поделать не могут. Однако дезориентировать людей и посеять в их умах смуту этим господам вполне по силам. Нам остается лишь выразить уверенность в конечном торжестве здравого смысла над пустыми лозунгами, в чем, мы надеемся, будет и наша скромная микрозаслуга.


[1]Концепция COTS, в свою очередь, восходит к более ранней идеологии NDI (Non Development Items – «не разрабатываемые заново» комплектующие, узлы и подсистемы), также имеющей оборонное происхождение. В настоящее время термин NDI практически не используется.

[2]Последние слияния и поглощения, приведшие к появлению компаний GE Fanuc Embedded Systems, Kontron AG, Emerson Electric Company и Curtiss-Wright Control Embedded Computing в том виде, в котором мы их знаем сегодня, были бы невозможны, если бы продуктовые линейки всех «первоначальных» компаний и фирм не базировались на популярных открытых стандартах.

[3]Не все исследователи ставят знак равенства между COTS-технологиями и открытыми стандартами, что обусловлено ранней традицией относить идеологию COTS исключительно к таким вертикальным секторам, как оборонный и аэрокосмический.

[4]Трудно представить себе современный одноплатный компьютер, выполненный на каком-либо популярном микропроцессоре в стандарте VME/VPX без применения архитектуры PCI / PCI Express.

[5]Отметим, что большинство мелких игроков сами строят свой бизнес на базе открытых стандартов и тем самым косвенно «льют воду на мельницу» крупных компаний.

[6]Аналитики прочат технологии VPX роль преемницы прославленной системной архитектуры VME. Скорее всего, уже в ближайшем будущем термины VME и VPX станут использоваться, как синонимы, несмотря на то, что формально стандарт VPX не входит в семейство спецификаций VME.

[7]По состоянию на 2008 год процессоры с архитектурой x86 и PowerPC служат основой для 85% всех решений во всех секторах мирового рынка ВКТ.

[8]Впрочем, некоторых людей трудности такого рода не страшат. Возможно, тут замешан какой-то личный интерес, но, скорее всего, эти люди просто искренне заблуждаются.

[9]Особо радикально настроенные товарищи в этом месте обычно добавляют: «которые еще неизвестно что нам подсунут».

[10]Термин «буржуи», на наш взгляд, уже давно не вписывается в исторический контекст. Хотя бы в силу того, что наиболее активные покупатели недвижимости в Лондоне и участники аукционов типа «Сотбис» или «Кристис» – это наши с вами сограждане. Разработчиками многих общеизвестных мировых технологий типа ОС или микропроцессоров в США также являются наши, россияне... Так кто же «буржуи»?